За безопасность на дорогах России

Русский English
В 2021г. на дорогах России погибло 14 874 человек

Электросамокат станет полноправным участником дорожного движения?

– Сразу уточню, что в карточке дела, опубликованной на сайте Верховного суда, говорится, что отказано в удовлетворении иска. Давайте напомним, какое дело стало основанием для его подачи.

Вадим Мельников: С точки зрения дела там была ситуация, связанная с тем, что один из автомобилистов, к сожалению, совершил наезд на управлявшего электросамокатом при повороте. Произошла трагедия, которая дошла до уголовного дела. Владелец автомобиля всячески апеллировал к суду, дошел до Верховного суда, и такое решение было принято.

– Насколько это логично?

Вадим Мельников: С одной стороны, индивидуальным средством мобильности электросамокаты и другие устройства уже были давно. В данном случае они подчиняются определенной логике с точки зрения штрафных санкций, определенной логике с точки зрения участия в дорожном движении, и в целом они уже внесены как категория участников дорожного движения. То, что сейчас это решение произошло, это, с одной стороны, будет значимо с точки зрения дальнейшего развития событий. С другой стороны, мне кажется, может внести определенную неразбериху с точки зрения того, что же делать, например, с электровелосипедами или другими устройствами. В целом давайте напомним, что любой человек, который управляет такого рода транспортным средством, несет ответственность. Вне зависимости от того, это транспортное средство или средство индивидуальной мобильности. Это ответственность, которую человек должен нести в случае, если он нарушил правила дорожного движения.

– Что означает решение Верховного суда для самокатчиков?

Вадим Мельников: Я думаю, что это очередная веха в уточнении, что является средством индивидуальной мобильности. Попытка еще раз описать эту категорию движения и, так скажем, профилактировать дополнительно, напомнить, что есть дополнительная ответственность, которую несут те, кто принимает решение управлять транспортным средством. Но есть нюанс, который касается того, что, несмотря на существующую ответственность, и если там вводятся определенные штрафы и так далее, это нужно еще администрировать. У транспортного средства, допустим, мопеда, мотоцикла, автомобиля и так далее, есть много элементов, которые помогают идентифицировать участника, в том числе с помощью средств фото- и видеофиксации. У электросамокатов такого нет. Я сильно сомневаюсь, что электросамокаты после этого решения должны будут обзавестись номерами. Тем более, количество электросамокатов, которые уже сейчас используются, колоссальное. Говорить о том, что это транспорт сродни автомобилю, либо чему-то такому, можно лишь с осторожностью.

 Для сервисов проката электросамокатов это решение Верховного суда может иметь последствия?

Вадим Мельников: Думаю, для сервисов вряд ли это будет иметь глобальное значение. Просто потому, что в данном случае сервис проката работает и предоставляется тем, кто может управлять транспортным средством. Ограничений для какой-то категории управления этим транспортным средством в настоящий момент нет – не существует ни в КоАП, ни в правилах дорожного движения. Соответственно, они будут выдаваться так же, как выдавались. Что касается индустрии, она развивается достаточно активно, тем более в этом году хорошая погода наступает достаточно рано. Этот транспорт позволяет повысить мобильность. Я уверен, что в этом направлении будет развитие. Сейчас, в эпоху импортозамещения, думаю, многие российские производители постараются выйти на этот рынок.

– По мнению экспертов, сотрудники ГИБДД теперь смогут применять к самокатчикам соответствующие нормы КоАП, выносить штрафы, а также разные запреты на управление транспортным средством. Как думаете, так и будет?

Вадим Мельников: С одной стороны, наверное, так может быть. С другой стороны, я бы, наверное, хотел, чтобы эксперты, которые такую позицию занимают, обозначили, как это в реальности будет происходить. Допустим, человек управляет транспортным средством. В настоящих правилах дорожного движения самокат описан как средство индивидуальной мобильности, приравнен, кстати, к пешеходу с точки зрения ответственности. Есть, кстати, решение Верховного суда, которое меняет и определяет его как транспортное средство. Но как это сейчас будет биться с нормативно-правовой базой, я не очень понимаю. Плюс момент, который все-таки связан с тем, что в этой ситуации правовой коллизии транспортное средство может оказаться на тротуаре, может двигаться по парку и так далее. Как это вообще администрировать? Какое-то небольшое движение, нарушение зафиксировалось камерой фото- или видеофиксации, например, в автомобиле ДПС. Что делать сотруднику, ему нужно начать погоню? Как определить, что это был именно он, ведь у него никаких номерных знаков нет. Иного элементов, которые до сих пор не конкретизированы. Вряд ли можно ожидать, что это решение приведет к какому-то глобальному изменению ситуации с точки зрения правоприменительной практики. Потому что, мне кажется, оно еще больше усугубило проблему для тех, кто осуществляет контроль, потому что появляется несколько трактовок.

– Попытки внести в ПДД поправки о пользователях электросамокатов и других средств индивидуальной мобильности предпринимаются уже несколько лет. На ваш взгляд, насколько в принципе они необходимы?

Вадим Мельников: На мой взгляд, здесь вопрос отношения к этому виду транспорта. Например, в иностранных государствах тоже развитие темы было достаточно большое. Но единственное, к чему смогли прийти, это запрет эксплуатации в крупных городах, то есть там, где мало территории, мало пространства для движения. В этой ситуации для меня это одно из понятных действий, потому что, наверное, те, кто пытался регламентировать эту деятельность в других странах, сталкивались с той же проблемой. Непонятно, как в реальности администрировать. Если ты, по сути, вводишь норму, но ее не можешь администрировать, то ты плодишь определенный правовой нигилизм. Потому все понимают, что, хоть норма и есть, но за это де-факто ничего не будет. Это самое страшное, на мой взгляд. В итоге приходили к решению, что стоит запретить. Хотя, конечно, это влияло на возможности бизнеса по использованию самоката. Это, кстати, касается не только самокатов, но и сервиса по доставке еды. Во многих странах такого интенсивного развития, как в Москве, я не припомню.

– Уже были прецеденты, когда пьяных пользователей электросамокатов привлекали к ответственности и даже арестовывали, лишали водительских прав. Например, с двумя жителями Казани в сентябре 2020 года был случай. Получается, признать самокатчика водителем со всеми вытекающими возможно и без этих поправок в ПДД?

Вадим Мельников: Случай, который вы описали, наверное, имел место быть. Но, с другой стороны, наличие водительского удостоверения для эксплуатации самоката, опять-таки, вопрос, какой это был самокат по мощности, и так далее. Если это был самокат среднестатистический, а не какое-то мощное устройство, лишать водительских прав за него как-то странно. Потому что обязанности использования этих прав, в общем-то, нет. Да, наложить административную ответственность можно, но вопрос, за что? Мы помним, когда в прошлом году во время проведения Экономического форума за одну ночь все самокаты были запрещены в Петербурге. Такие ситуации демонстрируют попытки современного общества найти некую систему определения для этого. Один уважаемый ученый в области транспортной индустрии сказал, что человечество проморгало появление такого рода транспортного средства, не нашло ему адекватного места и регулирования. Сейчас что делать, непонятно. Потому что на дорогах их масса, прав на обладание никто не запрещал. Начать регулировать задним числом достаточно сложно.

События